Мысли об экспертизе и проектировании, навеянные чтением газеты в самолёте.

| 17 Feb 2012 | Рубрика: Деятельность

MoscowНаличие у застройщика собственности на земельный участок, экспертизы проектной документации и ее соответствие градостроительному плану — должны стать достаточными основаниями для начала строительства. Имеешь такие документы — пожалуйста, можешь начинать строить”,— заявил премьер-министр РФ Владимир Путин на съезде Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП). По его словам, единый порядок согласования и реализации инвестпроектов в строительстве до сих пор отсутствует, поэтому в этой сфере “Россия находится на одном из последних мест в рейтингах глобальной конкурентоспособности”. Премьер поручил Минэкономразвития, Минрегионразвития подготовить план перехода от “разрешительного к уведомительному порядку согласования документов”.

Газета “Коммерсант” №24 от 10.02.12.
В России система согласований проектов строительства далека от идеала. В течение нескольких лет принимались поправки к законам, вводились основы саморегулирования в строительстве. В чем же причины и основания для критики и новых жестких поручений, озвученных Премьер-министром?

О сделанном

Действительно, в стремлении вывести российскую экономику на конкурентоспособный уровень по отношению к другим странам, Владимир Владимирович Путин несколько раз давал прямые поручения сделать систему согласований, экспертиз и разрешений в строительстве простой, прозрачной и эффективной. И органами законодательной и исполнительной власти многое сделано в этом направлении. Поправки в Градостроительный кодекс РФ наделили смыслом понятие негосударственной экспертизы проектной документации. Образовались и успешно действуют саморегулируемые организации строителей, проектировщиков, изыскателей. Существенно сокращено количество излишних бумаг, ранее требуемых при проведении государственной экспертизы и осуществлении строительного надзора.
Очень важным и верным было решение о разделении функций по выдаче разрешений на строительство, приёме объектов в эксплуатацию и осуществлении государственного строительного надзора. Муниципальный орган города выдаёт разрешение на строительство, а государственная инспекция ведёт надзор за каждым этапом и выдаёт заключение о соответствии построенного объекта проекту и нормативным требованиям. Когда эти функции не были разделены, получалось, что Госстройнадзор надзирал сам за собой, за реализацией собственных разрешений.
Вроде бы все усилия направлены на единую цель, но достигнуть её не получается. У инвестора не стало меньше проблем и неудобств при согласовании проектов, и время затрачиваемое на получение разрешений, согласований, заключений не уменьшилось. Почему так происходит? Потому, что реализовать новые прогрессивные задачи в России пытаются старыми методами, унаследованными от СССР. При плановой экономике и системе государственного заказа была уместна ответственность коллективная. При рыночной экономике ответственность должна быть индивидуальной.

Вопросы остались

Обратимся к вопросу экспертизы проектной документации. Была поставлена задача исключить излишние требования и упразднить государственную монополию при этой процедуре. Казалось бы, для законодателей и практиков был открыт широчайший диапазон, позволяющий сделать самую инновационную систему экспертизы в мире. Но тут либо не хватило смелости, либо воли. Теперь за заключением экспертизы, на основании которого будет выдано разрешение на строительство, можно обратиться как в государственную, так и в негосударственную экспертизу. Спрашивается, зачем тогда в градостроительном кодексе разделять эти понятия? Государственная – негосударственная… просто экспертиза и всё.
Изначально независимое экспертное сообщество, в том числе и те эксперты, которых Ваш покорный слуга считает своими учителями, активно выступали против введения негосударственной экспертизы как альтернативы государственной. Если у государства есть потребность контролировать качество проектов, то это должен делать уполномоченный орган, один на регион. Независимые эксперты занимались своим делом: судебной, конфликтной, строительно-технической, теплотехнической экспертизой, контроллингом. Иногда участвовали в государственной экспертизе как привлечённые эксперты. Всем хватало работы и никто не пересекался в интересах.
Теперь у застройщиков появилась реальная возможность получить разрешение на строительство, представив заключение негосударственной экспертизы. Вот, например, в Москве разрешения выдаёт Комитет по государственному строительному надзору. Туда после 1 апреля 2012 года могут поступить заключения по проектной документации, выданные негосударственной экспертизой, расположенной в Саранске или Благовещенске на Амуре (1*) . И если оно соответствует формальным признакам, не будет никаких оснований его отклонить. Мне довелось присутствовать на нескольких рабочих группах в Государственной Думе при обсуждении будущих поправок в Градостроительный кодекс. Основная дискуссия велась вокруг вопроса, сколько штатных аттестованных экспертов достаточно для того, чтобы негосударственную экспертизу можно было аккредитовать. Кто-то говорил, что 8, другой горячо спорил: хватит и 5. Почему 8? Почему 5? Разделов в проекте обычно не менее 12. Для экспертизы рядового проекта хватает 6 – 7 экспертов, а для более сложного нужно более 30.
Как только возникла возможность поучаствовать в выполнении государственной функции негосударственным способом, сразу возникли охотники этот процесс организовать. Было образовано национальное объединение, туда начали записываться и государственные и негосударственные экспертизы. Повышает ли это ответственность, сокращает ли это сроки экспертизы? Ответ очевиден. Если у инвестора есть свой адвокат, архитектор, технический заказчик, подрядчик – почему не иметь свою негосударственную экспертизу?
Коллективное мышление обычно помогает решать сложные задачи, но коллективная ответственность всегда уводит в сторону. Вот пример. Уже в роли директора проектного института, в январе 2012 года, спрашиваю у главного специалиста, что помешало получить положительное заключение госэкспертизы по проекту. Отвечает: “Государственный эксперт потребовал оригинал сертификата на приобретение расчётной программы”. Я даже вскипел: а если у Вас в экспертизе потребуют права на вождение автомобиля, Вы тоже понесете? Специалист говорит: “Ну не ссориться же мне с экспертом, лучше отнести”. И это не единственный случай.
Вот и результат. Сколько потрачено сил на устранение административных барьеров, на внушение экспертам истины, что требовать от заказчика и проектировщика нужно только те документы, которые прописаны в законе и подзаконных актах. Причина такой ситуации состоит в том, что всегда в большой организации есть возможность спрятаться. Среди десятка талантливых экспертов найдётся один, который потребует согласование по вопросам инсоляции или какой-нибудь надуманный расчёт. За итог работы отвечает руководитель, но и его ответственность предельно размыта. В российской истории отсутствуют примеры, когда за плохое качество проекта, даже за обрушения отвечала государственная экспертиза. Один косвенный и субъективный пример – аквапарк в Москве, рухнувший в 2004 году. Стоит ли надеяться, что негосударственные экспертизы в национальном объединении по принципу членства юридических лиц смогут гарантировать качество своей работы?

Вариант будущего развития.

Если в нашей стране, нацеленной на серьёзную модернизацию, принято решение о том, что государственная экспертиза проектной документации более не является монополией, то нам, профессионалам, необходимо создать самую эффективную систему обеспечения качества и экономической привлекательности строительных проектов. Для этого нужно поднять на соответствующий уровень общественную организацию, основанную на членстве физических лиц – экспертов. В мире и в нашей стране работают уважаемые адвокаты, светила медицины, конструкторы автомобилей и самолётов, архитекторы. Есть люди, которые половину жизни потратили на своё имя, и теперь их Имя привлекает к ним заказчиков. Их профессиональная репутация бесценна и никакая аккредитация в органе власти ее не заменит.
В России есть профессиональные строительные эксперты. Нужно дать им возможность практиковать, набирать коллективы помощников и специалистов.
Если монополии на государственную экспертизу проектной документации больше нет, то и такое понятие, как госэкспертиза на региональном уровне, нужно забыть.
Всё равно для тех объектов, которые составляют особую сложность, опасность, или несут в себе государственную тайну останутся обязательными экспертизы от ведомств по обороне, госбезопасности, атомной энергетики и, конечно, останется Главгосэкспертиза России.
А экспертизу остальных проектов, которых большинство, могут проводить негосударственные, частные эксперты. И на основании их заключений нужно выдавать разрешение на строительство, опираясь на персональную ответственность. Никого не должен волновать вопрос, сколько специалистов в экспертной организации. Вообще организация тут не причём. Слава Богу, в России есть свобода выбора форм юридического лица. Эксперт, которого выбирает инвестор, может вести объект от начала проектирования не только до ввода, но и в течение нескольких лет эксплуатации. Сколько нужно эксперту помощников и специалистов это вопрос Эксперта. Может быть, для одного объекта и хватит этих заявленных пяти, а для другого нужно будет двести специалистов. И только профессиональное сообщество этих экспертов может объединять. В государственных экспертизах есть выдающиеся эксперты, а есть и случайные работники с аккредитацией. Руководителей государственных экспертиз тоже не всегда назначают по профессиональным качествам. Вот и нужно позволить выделиться Экспертам и создавать экспертные команды. Статус строительного эксперта должен быть не ниже статуса выдающегося архитектора или конструктора. Кого волновало количество помощников архитектора Мис Ван дер Рое или конструктора Королёва? Кому важна аккредитация Билла Гейтса или Стива Джобса в каком-нибудь американском министерстве?

Объективная реальность

Реальность состоит в том, что российское общество не готово к смешиванию государственных и негосударственных экспертных функций. О наличии достаточного количества компетентных независимых экспертов в строительстве пока можно только помечтать. И далеко не каждая организация, позиционирующая себя как негосударственная экспертиза проектной документации способна своими силами провести экспертизу проекта со всеми разделами комплексно. Поэтому ослабление государственных экспертиз путём их уравнивания с негосударственными для строительного комплекса, мягко скажем, не на пользу.
Очевидно, что процесс реформирования системы разработки и экспертизы проектов нужно начинать с усиления института главных архитекторов и главных инженеров проектов, чья подпись должна быть самой важной гарантией качества. В первую очередь обучать, аккредитовывать и объединять в профессиональные сообщества нужно тех профессионалов, кто пропускает будущий объект через себя, кто им живёт и отвечает за него пожизненно. Центр внимания законодательной и исполнительной власти должен быть смещён на укрепление роли проектных организаций. А экспертиза, которая занимает в процессе создания объекта недвижимости лишь один узкий сектор, со временем должна стать простой, понятной и удобной услугой, которую заказывает генпроектировщик для решения конкретных вопросов. Со временем, возможно очень скоро, генпроектировщик будет иметь широкий выбор независимых экспертов-грандов. Диапазон мест проведения официальной экспертизы проекта будет также велик, как разнообразие автомобильных дилеров. Но пока проектные организации не стали Институтами-Менеджерами, пока не возрождены полноценные генеральные проектировщики, пока ответственность разработчиков и экспертов проекта не стала персональной, услуга эта, скорее всего, должна оставаться государственной.

Сергей Соколов.

(1) Саранск и Благовещенск – уважаемые российские города. В тексте они приведёны только как примеры региональных центров.

Метки: , ,

Отзывов нет

Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.